8 800 301 17 70
Горячая линия: 8 800 301 17 70

Метаморфозы советского фарфора

Выставка фарфора «Мы наш, мы новый мир построим…», приуроченная к 100-летию Октябрьской революции, проходит в Государственном музее керамики и «Усадьбе Кусково XVIII века». Более тысячи экспонатов из богатой коллекции музея отражают важные вехи истории Советского государства.

Гражданская война, послевоенные разруха и голод, ликвидация безграмотности, становление Советской власти на Востоке, НЭП, трудности первых пятилеток, индустриализация, физкультурный комплекс «Готов к труду и обороне», строительство Днепрогэс, канала Москва – Волга и московского метро, сталинская конституция, Великая Отечественная война – весь этот калейдоскоп событий нашёл своё воплощение в работах советских мастеров керамики.

Основная масса представленных предметов была создана на крупнейших фарфоровых предприятиях страны – Ленинградском фарфоровом заводе имени М.В. Ломоносова, Дулёвском и Дмитровском фарфоровых заводах.

ШЕДЕВРЫ СОВЕТСКОГО АГИТФАРФОРА

Впечатляет собрание агитационного фарфора первых лет Советской власти - настоящее украшение выставки. Об этом явлении нужно сказать особо.

С первых своих дней агитфарфор оказался в числе самых передовых видов искусства молодой республики. Его появление было связано с бывшим Императорским фарфоровым заводом в Петрограде, который в 1918 году был переименован в «Государственный».

До революции завод ничего не производил на продажу, выполняя заказы исключительно царского двора, крайне консервативного в своих вкусах. Такой подход привёл к творческому застою на рубеже XIX и XX веков – особенно громким был провал ИФЗ на Всемирной выставке 1900 года в Париже.

Ситуация в корне изменилась сразу после Октябрьской революции, когда завод получил наказ «вырабатывать агитационный фарфор – революционный по содержанию, совершенный по форме, и безукоризненный по техническому исполнению». О том, насколько хорошо получилось выполнить эту задачу, говорит пристальный интерес коллекционеров и профильных музеев всего мира к советскому агитфарфору, а также многочисленные награды, завоеванные им в 20-е годы XX века на международных выставках. В какой-то момент фарфор даже превратился в прибыльную статью экспорта СССР.

Бесспорным творческим лидером ГФЗ в эти годы был ученик Ильи Репина Сергей Чехонин, ставший художественным руководителем завода в 1918 году. Блестящий рисовальщик и каллиграф, он сумел выработать свой неповторимый язык, перенося на поверхность фарфоровой тарелки революционные лозунги и призывы, эмблемы и символы молодой страны.

Среди других значительных имён того периода на выставке представлены работы скульпторов Василия Кузнецова и Натальи Данько, художников Рудольфа Вильде и Михаила Адамовича. Их имена, пожалуй, мало что скажут широкой публике, хотя скульптура той же Данько наверняка не раз попадала в фокус внимания наблюдательных завсегдатаев московского метрополитена. В 1936-1937 годах именно она разрабатывала насыщенное скульптурное убранство станции «Площадь Свердлова» (теперь – «Театральная»).

«Кто помнит Петроград тех лет – выщербленные пустыни мостовых, погружённые во тьму и холод безмолвные дома, в окнах – иглистые звёздочки – следы недавних пуль, тот вспомнит и витрину на проспекте 25 Октября. Там – на белых блестящих блюдах горели красные звёзды, серп и молот мерцали неярким фарфоровым золотом, сказочные цветы сплетались в вензель РСФСР. Там стояли маленькие фарфоровые красногвардейцы, матросы, партизаны и блестящие шахматы «Красные и белые». На большом блюде была надпись из цветов: «Мы превратим мир в цветущий сад», - вспоминала в 1938 году художник завода Елена Данько, родная сестра Натальи Данько.

И шахматы как символ Гражданской войны, и удивительные чехонинские тарелки с эмблемами Страны Советов, и многочисленные статуэтки с красногвардейцами, матросами, рабочими и крестьянами – всё это фарфоровое богатство представлено на выставке.


АВАНГАРД НА СЛУЖБЕ РЕВОЛЮЦИИ

Ещё один интересный эпизод истории советского фарфора связан с поддержавшими революцию художниками-авангардистами. Среди них были Василий Кандинский, Казимир Малевич, Владимир Татлин.

Так, абстракционист Кандинский перед отъездом из России в 1921 году сделал для петроградского завода несколько вариантов росписи, которые были использованы при изготовлении чайных сервизов.

Тогда же на фарфоре возникают супрематические рисунки Малевича, чему во многом способствовало появление на ГФЗ его ближайших учеников Ильи Чашника и Николая Суетина. Последний оставался главным художником завода с 1932 года и до своей смерти в 1954-м.

В свою очередь, Татлин был автором нескольких новаторских с точки зрения дизайна форм керамической посуды.

Тему русского авангарда на выставке поддерживают стенды с работами учащихся керамического факультета Высших художественно-технические мастерских (ВХУТЕМАС), а также современные реплики авангардных сервизов почти столетней давности - «Супрематический русский авангард», «Посвящение Кандинскому» и «Посвящение Малевичу».

Стоит отметить, что петроградский завод привлекал к сотрудничеству не только представителей авангардных течений – такие художники как Кузьма Петров-Водкин, Александр Самохвалов, Борис Кустодиев тоже внесли свою лепту в историю отечественного фарфора.

ПОРТРЕТ В КЕРАМИКЕ

Важной частью экспозиции являются многочисленные портреты государственных деятелей советской эпохи в пластике и декоре. «Эти и многие другие работы долгие годы хранились в запасниках в ожидании, когда зритель сможет оценить их высокие художественные достоинства вне довлеющего идеологического контекста эпохи, в которую они создавались», - говорится в музейной аннотации к выставке.

Работа мастеров фарфора над первыми бюстами началась ещё в 1918 году после того, как в стране был утверждён план «монументальной пропаганды» и принят на его основе декрет «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской Социалистической революции». Один из первенцев этой программы - бисквитный бюст Карла Маркса скульптора Кузнецова, на который можно посмотреть в Кусково.


Среди тех, чьи портретные изображения покинули полки музейного хранилища, руководители первого в мире государства рабочих и крестьян Владимир Ленин, Николай Калинин, Сергей Киров, Анатолий Луначарский, видные военачальники и маршалы Советского Союза разных лет Семён Будённый, Климент Ворошилов, Георгий Жуков, Леонид Говоров.

Фарфоровая Лениниана – отдельная тема. Первый портрет Ильича в фарфоре был выполнен по фотографии художницей Алисой Голенкиной в 1919 году. Одним из немногих, кому было позволено рисовать вождя мирового пролетариата с натуры, был сотрудничавший с ЛФЗ авангардист Натан Альтман, автор известного портрета Анны Ахматовой.

Даже отъезд Чехонина из СССР иногда связывают с его «зловещим» портретом Ленина 1920 года, из-за которого художник якобы опасался преследований со стороны властей. Эта версия не подтверждена документально, но факт остаётся фактом: в 1928-м Чехонин выехал в командировку во Францию и так и остался за границей до конца своих дней.

На выставке довольно много разномасштабных изображений Иосифа Сталина – от миниатюрной статуэтки голосующего генералиссимуса до его фигуры почти в полный рост. Особняком стоит парная скульптура Сталина вместе с «Великим кормчим» Китая Мао Цзэдуном, рассказывающая о встрече двух мировых лидеров в Москве зимой 1949-1950 годов.

ИСТОРИЧЕСКИЙ КАЛЕЙДОСКОП

Кроме тематического и жанрового разнообразия, выставка интересна ещё зафиксированными в фарфоре яркими эпизодами истории нашей страны. Например, фигурка водолаза под загадочным названием «Эпроновец». Кто сейчас вспомнит об «Экспедиции подводных работ особого назначения» - созданной в СССР в 1923 году организации для подъёма затонувших судов и подводных лодок?

Многие ли назовут тройку лётчиков, осуществивших в 1937 году первый в истории беспосадочный перелёт из СССР в США через Северный полюс? А тогда этим подвигом жила вся страна, тем более, что первая попытка окончилась неудачей. Не случайно рекордное достижение Валерия Чкалова, Георгия Байдукова и Александра Белякова было отражено в памятных вазах и чайных сервизах нескольких фарфоровых заводов страны.

Интересна тема фарфоровых шахмат. Кроме уже упоминавшихся «Красных и белых» Данько, любопытно взглянуть на два набора фигур 1930-х годов. Оба были выполнены скульптором Елизаветой Трипольской. В первом, получившем название «Индустриализация и сельское хозяйство», ладьи превратились в силосные башни и газгольдеры, ферзи – в сборщицу урожая и женщину-шофёра, а короли – в тракториста и шахтёра. Другая её работа, «Туркменские шахматы», более традиционна, просто большинство фигур получило восточное прочтение – например, вместо слонов на шахматной доске появились верблюды.

Известно, что один набор «Туркменских шахмат» был подарен правительством СССР президенту США Франклину Рузвельту.

Тему Красного Востока продолжает шикарный письменный набор из шести предметов со скульптурными фигурами под сложным названием «Обсуждение проекта Сталинской конституции в колхозе Узбекистана» 1936 года. Это ещё одна работа Натальи Данько, расписанная Алексеем Воробьевским. Политический подтекст здесь полностью теряется в богатом восточном колорите, а роскошь, окружающая узбекских колхозников, больше подошла бы персонажам сказок «Тысячи и одной ночи».

Целый стенд выставки посвящён танцам народов СССР, да и вообще тема национальностей и народностей Советского Союза - одна из излюбленных у фарфористов 1950-1980-х годов.

Живым юмором пронизаны жанровые скульптурные композиции, сделанные на заводах в Дулёво и Вербилках. Они напрочь лишены патетики, присущей официальной скульптуре позднего СССР, напоминая героев рассказов Михаила Зощенко.

Выставка в Кусково – редкая возможность посмотреть на путь развития советского фарфора во всём его жанровом многообразии.